К 110-летию со дня рождения Дмитрия Кабалевского

30 Декабря, 2014

ЗАБЫТЫЙ КЛАССИК СТРАНЫ СОВЕТОВ

kabalevskiy-dmitriy
      30 декабря исполняется 110 лет со дня рождения Дмитрия Кабалевского – классика советской музыки, общественного деятеля, просветителя и педагога. Его творчество было тесно связано с идеями и темами официального советского искусства, которые композитор с энтузиазмом претворял на протяжении всей жизни. Музыка Кабалевского редко звучит в наши дни. Между тем, его сочинения – это не только памятник эпохе, запечатленный в записях лучших исполнителей того времени, это еще и особый мир, в котором без всякой привязки к идеологии и сегодня можно найти немало замечательных, радующих красивыми мелодиями и яркими образами, страниц. 

     Дмитрий Борисович Кабалевский окончил Московскую консерваторию как композитор (класс Николая Мясковского) и пианист (класс Александра Гольденвейзера). С 1932 года преподавал в консерватории. В 1940 – 1946 был главным редактором журнала «Советская музыка», в 1949 – 1952 годах руководил сектором музыки Института истории искусств в Москве. С начала 1950-х входил в руководящие органы Союза советских композиторов. Кабалевский создал множество произведений в самых разных жанрах, в том числе пять опер («Кола Брюньон» и «Семья Тараса» много ставились при жизни автора), четыре симфонии, оркестровые поэмы и сюиты, инструментальные концерты, фортепианные пьесы и романсы, музыку к фильмам и театральным постановкам. Композитор был отмечен огромным количеством наград и званий. Он – лауреат Ленинской, трех Сталинских и Государственной премии СССР, народный артист СССР, Герой Социалистического Труда, обладатель четырех орденов Ленина, ордена Трудового Красного Знамени, ордена «Знак Почета». К 80-летию он также получил Премию Ленинского комсомола.

 Творческая жизнь Дмитрия Кабалевского была долгой и необыкновенно благополучной. В ней были громкие премьеры, высокие посты, награды, звания, отличия, международное признание. Он был не только композитором, но и общественным трибуном, которому власть в нелегкой борьбе с «идеологически чуждым» искусством доверяла ведущие позиции. И он ее ни разу не подвел, став одним из самых яростных публичных врагов «формализма» в советской музыке. Естественно, его собственные сочинения встречали полную поддержку и одобрение «сверху». Но было бы ошибкой считать, что сами по себе они не имели никакой художественной ценности. Помимо великолепной профессиональной выучки, полученной в классе Мясковского, Дмитрий Кабалевский обладал к тому же безусловным мелодическим даром, особенно ярко проявившимся в его песнях. Многие из них получили повсеместную известность: «Наш край» («То березка, то рябина»), «Школьные годы», «Серенада Дон Кихота».

Купить в iTunes
    Мелодический дар способствовал и успеху его музыки для кино и театра, которая часто становилась основой для академических сочинений. Так в 1956 – 1959 годах Кабалевский написал музыку к кинотрилогии «Хождение по мукам» по роману Алексея Толстого. На основе саундтрека к первой части позднее была создана драматическая «Патетическая увертюра» и симфоническая поэма «Весна». Музыка к спектаклю «Ромео и Джульетта» Театра имени Вахтангова 1956 года вошла в инструментальную сюиту с тем же названием.
      Пожалуй, самые популярные свои произведения Кабалевский написал для детей и юношества. Еще в начале своей карьеры он много времени уделял посещениям школ и пионерских лагерей. В 1935 году в «Артеке» он впервые провел музыкальные беседы с юными слушателями. Для детской аудитории композитор создал много песен («Первое мая», «Паровоз», «Песня о пионере Абросимове», «Четверка дружная ребят»), пять фортепианных пьес «Из пионерской жизни», большое число фортепианных миниатюр, предназначенных для учащихся музыкальных школ («Клоуны», «Кавалерийская») и училищ. Особое место в «детском» наследии занимает трилогия инструментальных концертов – скрипичный (1943), виолончельный (1949) и Третий фортепианный (1952). В различных частях концертов Кабалевский использовал мелодии своих детских песен (в середине второй части Третьего фортепианного концерта звучит песня «Наш край»). Это произведение – образец чистейшей юношеской энергии и радости. Сам автор сравнил его с весной в природе и жизни. Биографы композитора сообщают, что тот всегда приветствовал исполнение его «молодежных» сочинений детьми. Так, Третий концерт впервые исполнил юный Владимир Ашкенази. Однако, для записи, получившей большую известность, автор пригласил не его, а Эмиля Гилельса. В то время Гилельс уже давно вышел из пионерского возраста, но мировая известность пианиста, конечно, способна была обеспечить сочинению гораздо больший успех.
      Отдельная страница творчества Кабалевского связана с музыкальными конкурсами. К Первому Международному конкурсу имени Чайковского в 1958 году он написал обязательную пьесу для пианистов – Рондо для фортепиано. Аналогичные пьесы были сочинены для скрипачей ко второму конкурсу и для виолончелистов – к пятому. Регулярно писал он и для конкурса юных пианистов Поволжья в Куйбышеве. Произведения с оркестром исполнялись на заключительном туре. Одним из них стал Четвертый фортепианный концерт, получивший подзаголовок «Пражский» (1979). В каждой части композитор использовал одну из народных мелодий, записанных за несколько лет до того в Чехословакии. Первым исполнителем этого Концерта в Москве стал учащийся музыкального училища при Московской консерватории Юрий Попов. С ним же позднее была осуществлена и запись сочинения, за которое композитор был удостоен Государственной премии СССР.

    Последние десятилетия жизни композитора были невероятно насыщенными разного рода общественной деятельностью. Он избирался депутатом, был почетным президентом Международного общества по музыкальному воспитанию, являлся председателем комиссии по эстетическому воспитанию детей и юношества. Много времени уходило на написание статей, книг, встречи со слушателями, телевизионные программы. В 1973 году Дмитрий Кабалевский стал учителем в общеобразовательной школе, претворяя в жизнь собственную программу музыкально-эстетического массового воспитания. Его система, основанная на «трех китах» (песня, марш, танец), не раз подвергалась критике – за упрощенную схематичность и невовлеченность детей в музыкальный процесс (ученики должны были лишь пассивно слушать), но благодаря энергии и авторитету педагога система была внедрена во многие советские школы. В эти годы Дмирий Кабалевский сочинял не так много, но его произведения регулярно исполнялись в концертах, причем как в Союзе, так и за рубежом. Премьеры оперы «Кола Брюньон» состоялись в Чехословакии и Болгарии, Вторая и Четвертая симфония были сыграны в Австралии и Новой Зеландии. В дни празднования 30-летия Победы над фашизмом особенно часто звучал «Реквием» (1962) на стихи Роберта Рождественского. Реквием был исполнен в Кеннеди-центре в Вашингтоне под управлением автора, в Японии при участии хора из 300 участников, на Международном фестивале в Бельгии и во многих других странах.

     Продвижению своего любимого детища – программы по музыкально-эстетическому воспитанию – Дмитрий Кабалевский в последние годы своей жизни уделял особенно много сил, борясь с Академией педагогических наук, в которой не признавали его методов. Много надежд возлагал он на объявленную новым Генеральным секретарем Горбачевым перестройку (одна из статей Кабалевского называлась «О перестройке с оптимизмом, но без прикрас»). Однако дожить до итогов перестройки и развала государства, которому он верно служил многие годы, композитору не довелось. Дмитрий Кабалевский умер 14 февраля 1987 года. Прощание было торжественным и официальным, как по статусу и полагалось тогда еще видному композитору и знаменитому общественному деятелю.







Автор текста Елена Чишковская

ФГУП «Фирма Мелодия», 2014

вернуться ко всем событиям