Пушкин: Евгений Онегин

Пушкин: Евгений Онегин

  • Номер в каталоге: MEL CD 4001164
  • Запись: 1980-1982
  • Дата выпуска: 2008

Герои романа Александра Сергеевича Пушкина «Евгений Онегин», начиная с 1825 года, когда была издана его первая глава, вошли в русскую жизнь и стали неотъемлемой ее частью; без них сейчас невозможно представить русский характер.

«Пушкин стал у каждого из нас вторым и неотъемлемым «я», он стал нашими «генами», которые, хочешь ты того или нет, живут в тебе, да и всё тут» — писал в своей книге «Быть!» прекрасный артист Иннокентий Михайлович Смоктуновский, чье исполнение романа «Евгений Онегин» представлено на этом диске.

«Издатель, редактор, критик, поэт, писатель, драматург, философ, муж, отец, историк, зять... Слишком много просто человеческого... И как при всём этом остаться самим собой — отцом и мужем, человеком — и вдруг прийти к такому заключению: «Я скоро весь умру...» — Вот это всё я и пытаться-то объяснить не могу, не смею, не то чтобы постичь... Пушкин для меня — загадка, тайна, именуемая простым и, к сожалению, довольно часто теперь эксплуатируемым словом талант. Люблю его поэзию, прозу, исторические изыскания, критические статьи, но много больше восхищён им самим — человеком, личностью, характером его...

Учиться. Учиться постигать и брать нам у него богатство языка, поэзии пиршество, плоды огромного ума и вдохновенья, истинность поступков, непреклонность и открытость взглядов, гордыни светлой мощь, самозабвенное служение правде, людям и добру, высоких чувств невысказанный вздохи ненависть глухую к компромиссам...»



Довольно взглянуть на обложку аудиокниги, чтобы понять, что перед вами шедевр — вершина литературного и актёрского мастерства.

Иннокентий Михайлович Смоктуновский (1925–1994) — гениальный русский актёр театра и кино. Одни считали его бесспорным гением, другие, которых раздражала его «нездешность», но все сходились в одном — равных Смоктуновскому нет! «Он давал ощущение определённой иерархии: пока он был жив, любой артист как бы знал своё место — дескать, есть ещё и Смоктуновский», — писал театральный критик Анатолий Смелянский. У актёра было своё особенно трепетное отношение к Пушкину: «Пушкин стал у каждого из нас вторым и неотъемлемым "я", он стал нашими генами, которые, хочешь ты того или нет, живут в тебе, да и всё тут». Он глубоко понял и прочувствовал поэта. Вот откуда эта удивительная нежность и теплота, благоговение и восторг перед красотой пушкинской поэзии. Тонкая ирония в отношении петербургского света, ласковая снисходительность к нравам и быту поместной жизни, необычайная нежность и любовь к Татьяне, искренняя печаль по бедному Ленскому, трогательное восхищение перед картинами русской природы, гордость за родную Москву. А вместе — глубокая любовь к России.

Всё это настолько хорошо, что трудно выразить словами... Слушайте: Русский принц Гамлет читает «Евгения Онегина».

Лада Большакова, «Территория культуры», сентябрь, №12 / 2006



Треклист