Эсхил: Прометей прикованный

  • Digital

Эсхил: Прометей прикованный

  • Номер диска в каталоге: MEL CO 0921
  • Запись: 1974, 1975
  • Дата выпуска: 1975

Сколько веков и тысячелетий поют и пересказывают по всей земле эти древние прекрасные сказания? Ис­торики не могут ответить на этот вопрос, хотя важней­шие даты из жизни древней Эллады нам известны. Мы знаем, например, что величественный храм Парфенон, посвященный богине Афине-Палладе, создан в V веке до новой эры. Что тогда же жил и великий скульптор Фидий, поставивший в центре беломраморного воздуш­ного храма 13-метровую статую богини-воительницы. Или что в это же время шла война греков с персид­ским нашествием, а в ней, по сохранившимся сведени­ям, принимал участие трагический поэт Эсхил...

Творения Эсхила – гениальный памятник древне­греческой литературы. Его персонажи – монументаль­но-трагические герои эллинских сказаний о богах и ге­роях. Но все-таки никто, даже сами греки, так и не могут установить, когда впервые были произнесены эти бессмертные имена, которые вот уже больше трех тысячелетий так много значат для всего человечества...

Что же это за имена и события, оказавшие на все­мирную литературу такое громадное влияние? Как они родились в воображении древних воинов-ахейцев, в мирное время занимавшихся земледелием, охотой, скотоводством и так почитавших своих поэтов, что, на­пример, за честь называться родиной великого певца Гомера спорили семь городов?

На заре цивилизации (а древняя Эллада была колы­белью развития европейской науки, ремесел и искус­ств) люди еще не умели объяснить противоречивых явлений природы, не создали какой-то стройной сис­темы развития истории, не знали истинных причин раз­рушительных войн, стиравших с лица земли целые стра­ны и государства. И тогда они обожествили силы при­роды. Наделили лицами и характерами стихийные яв­ления. Дали имена различным свойствам человеческой личности. Представили, как выглядят, скажем, небо и земля, гром и дождь, облако и река, победа, правда и справедливость, обман и предательство, доблесть и вероломство...

Это было наивно? Конечно. Но сколько гармониче­ской красоты, детского простодушия, художественных совершенств таила в себе почти первобытная наивность великого народа! Вспомним, что говорил об эпо­хе эллинизма Карл Маркс, отстаивая право мыслящего человечества вечно наслаждаться прекрасными творениями народной фантазии: «Мужчина не может снова превратиться в ребенка или он становится ребячливым. Но разве не радует его наивность ребенка?.. И почему детство человеческого общества там, где оно раз­вилось всего прекраснее, не должно обладать для нас вечной прелестью, как никогда не повторяющаяся сту­пень? Бывают невоспитанные дети и старчески умные дети. ...Нормальными детьми были греки. Обаяние, ко­торым обладает для нас их искусство, не стоит в про­тиворечии с той неразвитой общественной ступенью, на которой оно выросло».

Мифы древней Эллады содержат величественную ис­торию создания мира – из вечного, безграничного Хаоса. Из него произошли и Земля (Гея) и Небо (Уран), и Время (Крон). Вступая в браки, первые, «старшие», боги и богини породили всех «бессмерт­ных», а среди них величайшим стал Зевс-громовержец, царь людей и богов. Не сразу и не легко далась ему победа над отцом – богом Кроном. И в этой страшной борьбе помогли Зевсу два «старших» бога, два тита­на – Прометей и Океан.

Но, став владыкой «вершины бессмертных» – Олим­па, Зевс и думать забыл о «ничтожных насекомых», чья жизнь, по сравнению с бессмертием богов, – «лишь день быстротечный». Он решил и вовсе погу­бить род людской, свести его в темный, мрачный Аид (царство смерти). И потому отнял у людей огонь...

Безрадостна стала участь человечества. Во тьме и холоде, не имея средств добыть себе пищу, ждали смертные своей гибели. И никто из олимпийцев, наслаждаясь небесными благами, даже не вспомнил о них. А если кому-то и приходила эта мысль, то страх перед неумолимым и всеведущим Зевсом тут же гасил со­страдание. Ведь царь богов обладал властью и силой. Он мог свергнуть с Олимпа, заточить, обречь на веч­ные мучения даже своих детей и любимцев, если об­наруживал неповиновение и дерзость. Мог наделить бессмертием, но мог и отнять его. Все было подвла­стно воле Зевса. Власть и Насилие рабски служили ему. Капризный божок Эрот не смел ослушаться его при­казаний и покорно пускал стрелы в сердца смертных девушек, которых громовержец пожелал одарить сво­ею любовью. А среди этих несчастных девушек была и юная прекрасная Ио, пораженная безумием по воле ревнивой супруги Зевса – великой богини Геры...

Но нашелся среди богов один, дерзнувший нару­шить волю бессмертного Зевса. Когда-то он помог Зевсу одолеть Крона, победить титанов и гигантов. А теперь восстал против нового владыки Олимпа! Это был титан Прометей. Имя его значит «Провидец», «Про­мыслитель». Известна была Прометею великая тайна. Он знал, что от брака с морской богиней Фетидой ро­дится у Зевса сын, который низвергнет с Олимпа сво­его отца, как сам Зевс когда-то погубил Крона...

Владея этой тайной, Прометей и решился помочь смертным. Он хитростью добыл с Олимпа огонь, спря­тав его пламя в долго тлеющем полом тростнике. Он пришел к людям и научил их всему тому, что делает людей и теперь равными богам. Прометей спас от гибели род человеческий, зная заранее, какую страш­ную кару обрушит на него разгневанный Зевс... И ког­да к нему, прикованному к дикой скале, распятому, из­немогавшему под палящим, безжалостным солнцем, явился посланец Зевса – хитрый, бесчестный Гермес, чтобы обещанием пощады вырвать у титана погибель­ную тайну, – Прометей гордо отверг его лживые по­сулы. «Я ненавижу всех богов!» – ответил титан рабу Зевса. Прометей бесстрашно выслушал и грозные предсказания о том, что громовержец готов покарать его еще более мучительными пытками...

Лишь через множество веков придет освободить Прометея-огненосца великий герой Аттики Геракл. И то только потому, что мудрый кентавр Хирон согласит­ся вместо него сойти в Аид. И он откроет наконец владыке мира заветную тайну. Тогда боги, страшась предсказанного, выдадут богиню Фетиду за смертно­го Пелея. И от этого брака родится любимец богов, величайший из всех великих героев Эллады – Ахилл.

Под пером Эсхила миф о перехитрившем богов, от­важном, но в конце концов смирившемся титане обрел совсем другое звучание. Великий трагический поэт соз­дал бессмертный образ богоборца, сознательно и бес­страшно принявшего муки за человечество. В его «Прометее прикованном» нет и намека на предстоя­щее примирение гордого титана с тиранией безжало­стного палача людей. Трагедия кончается низвержени­ем Прометея в безграничный, ужасный Тартар – безд­ну, где его будет мучить Зевсов орел, выклевывая ему печень...

И таким Прометей стал известен всему миру – не смирившимся, гордым. Он стал, по словам Маркса, «самым благородным святым и мучеником в философ­ском календаре». Прометей Эсхила – олицетворение титанической силы самих людей, ставших выше богов...

Мария Бабаева (1975 г.)

 

 

Треклист

    • CD1
  • 1 Пустынная, дикая местность…
    Михаил Баташов, Георгий Менглет, Роман Филиппов, Николай Макеев, Виктор Зубарев (Эсхил, Ольга Николаенко)
    07:41
  • 2 О, что за звуки?
    Михаил Баташов, Вера Енютина, Виктор Зубарев (Эсхил, Ольга Николаенко)
    05:37
  • 3 Едва касаясь волн морских, покрытых пеной
    Михаил Баташов, Константин Вахтеров, Вера Енютина (Эсхил, Ольга Николаенко)
    07:46
  • 4 Вдали раздался чуть слышный
    Михаил Баташов, Любовь Матюшина, Виктор Зубарев (Эсхил, Ольга Николаенко)
    12:20
  • 5 Но Зевсова посланца вижу я
    Виктор Зубарев, Всеволод Ларионов, Вера Енютина, Михаил Баташов (Эсхил, Ольга Николаенко)
    08:30