Де Фалья, Мийо, Вила-Лобос: Камерная музыка

  • Digital

Де Фалья, Мийо, Вила-Лобос: Камерная музыка

  • Номер диска в каталоге: MEL CO 0904
  • Запись: 1961, 1969
  • Дата выпуска: 2021

Испания, Бразилия, Франция. Ансамбли для духовых инструментов.

К 145-летию со дня рождения классика испанской музыки Мануэля де Фальи «Мелодия» переиздает пластинку, выпущенную более полувека назад. Концерт для клавесина и духовых де Фальи, Секстет Эйтора Вилла-Лобоса, Соната для духовых и фортепиано Дариуса Мийо были записаны в 1969 году Камерным ансамблем Всесоюзного радио под управлением Александра Корнеева.

«Я стремлюсь к искусству столь же сильному, сколь и простому… – писал Мануэль де Фалья. – Цель искусства — порождать чувство во всех его аспектах». Концерт (фактически камерный ансамбль) для клавесина, посвященный Ванде Ландовской, был написан в 1923–1926 годы и вызвал восхищение Игоря Стравинского и Мориса Равеля. С Секстетом (1917) Эйтора Вилла-Лобоса, основоположника национальной музыки Бразилии и Сонатой для флейты, гобоя и кларнета (1918) француза Дариуса Мийо, на всю жизнь очарованного красотами Бразилии, концерт де Фальи роднит не только общая эпоха и пряный аромат Юга. Это музыка «на стыке эпох», в каждое мгновенье готовая повернуться к слушателю неожиданной гранью – неоклассицизма, джаза, импрессионизма или романтизма.

Юбилею де Фальи посвящен и бонус – два финальных номера из самого популярного его произведения «Любовь-волшебница» в исполнении Ирины Архиповой и Большого симфонического оркестра Всесоюзного радио (дирижер Арвид Янсонс).

Ансамбли де Фальи, Мийо и Вила-Лобоса были записаны блестящей плеядой музыкантов – участниками Камерного ансамбля Всесоюзного радио, совмещавшими концертную деятельность с работой в БСО: Александром Корнеевым (флейта), Ольгой Эрдели (арфа), Альбертом Зайонцом (гобой), Виктором Симоном (виолончель), Владимиром Тупикиным (кларнет), Марком Барановым (скрипка); при участии легендарного саксофониста Товмаса Геворкяна и пианиста-клавесиниста, яркого интерпретатора французской и испанской музыки Григория Хаймовского, а также Петра Изотова (челеста) и Натальи Ивановой-Крамской (гитара).

 


Текст с конверта грампластинки 1971 года:


Концерт для клавесина, флейты, гобоя, кларнета, скрипки и виолончели – одно из последних сочинений классика совре­менной испанской музыки Мануэля де Фальи. Это произведе­ние занимает особое место в творческой эволюции компози­тора. Если в написанных ранее опере «Короткая жизнь», сим­фонической сюите «Ночи в садах Испании», балетах «Любовь-колдунья» и «Треуголка» Фалья, продолжая и углубляя нацио­нальную линию, начатую Альбенисом и Гранадосом, опирался преимущественно на музыкальный фольклор Андалусии, на ха­рактерные особенности южноиспанского музыкального стиля (единственного, который тогда был известен в Европе как ис­панский), то Концерт, как и предшествующая ему кукольная опера «Балаганчик мастера Педро», знаменовал решительный поворот к иной интонационной сфере, иной музыкальной сре­де, столь же почвенной и национально определенной, как и андалусийская, но глубоко от нее отличной, — к старинной му­зыке Кастилии.

Идеалом Фальи было создание такой музыки, которая вы­разила бы испанский характер в его общенациональном содер­жании и в форме, максимально свободной от региональной огра­ниченности. В Концерте он обратился к традициям испанских клавесинистов как к великому наследию общенациональной испанской культуры и мастерски претворил их в новой для него манере, лишенной каких бы то ни было элементов стилиза­торского любования, очень концентрированной и динамичной. Все в этом концерте – его простые ритмы; лаконичные, диато­нического склада, как и старинные испанские cantos, мелодии; очень свободная полифония, воскрешающая (разумеется, на современном уровне) манеру «cazas» испанских контрапунк­тистов XVI–XVII веков; особый, лишенный живописности и в то же время глубоко впечатляющий колорит чистых тембров, обнаженных звуковых линий, – все источает трудно объясни­мый словами, ни с чем не смешиваемый аромат Испании. Но Испании не мавританской, а Испании Сида и Дон Кихота; это не роскошная Вега и утопающая в садах Аламбра, а выжжен­ная солнцем Ла Манча и суровые контуры Эскориала. В пер­вой части (Allegro) Фалья использовал в качестве главной те­мы мелодию испанской народной песни XV века «От тополей иду, мама», широко известную в Испании. Во второй (Lento) композитор, по его собственным словам, стремился передать поразившее его воображение звучание гобоев и фаготов во время одной церковной процессии, которую он наблюдал в Се­вилье. Эта часть рисует грандиозный средневековый церков­ный праздник, с народным шествием и торжественным коло­кольным звоном. Третья (Vivace) – легкая, грациозно-скерцозная – в наибольшей степени воссоздает общий клавесинный стиль XVIII века. В ней чувствуется танцевальность, свойствен­ная музыке испанских тонадилий той эпохи.

Премьера Концерта состоялась в ноябре 1926 года в зале Барселонского общества камерной музыки, с участием знаме­нитой клавесинистки Ванды Ландовской, которой Фалья посвя­тил свое произведение. В начале 1927 года Концерт прозвучал в Париже, в Зале Плейель. В тот вечер программа состояла только из произведений Фальи, и автор дважды исполнил Кон­церт, причем один раз — за фортепиано, а второй — за клаве­сином. Успех был единодушный. «Это самый совершенный об­разец современной камерной музыки», — так отозвался о Кон­церте Морис Равель.

* * *

Участник французской «Шестерки» Дариус Мийо в 1916–1919 годах находился на дипломатической службе в Рио-де-Жанейро, где подружился с молодым и тогда еще мало из­вестным бразильским композитором Эйтором Вилла-Лобосом. Вилла-Лобос увлек своего друга бразильской музыкой, пока­зывал ему знаменитые столичные карнавалы, знакомил с бродячими оркестрами шорос, водил его на негритянские ритуальные празднества макумбас. Эти музыкальные впечатления позже отразились в таких известных сочинениях Мийо, как балет «Бык на крыше» (1920) и фортепианная сюита «Saudades do Brasil» (1921).

Соната для флейты, гобоя, кларнета и фортепиано б четы­рех частях, написанная в 1918 году, также в некоторой сте­пени несет на себе отпечаток Бразилии, однако в достаточно опосредованной форме, без тех ясно различимых интонационных и ритмических элементов народной бразильской музыки, которые определяют «экзотический» колорит балета и сюиты. Здесь, скорее, общее впечатление, общие звукоизобразительные картины, рождающие ассоциации с панорамой Бразилии. Так, первая часть (Tranquille), в целом созерцательного, статичного характера, но с моментами ярко экспрессивными и даже дра­матическими, вызывает в воображении необозримые девствен­ные леса Амазонии, с их немолчным, прихотливым контрапунктом голосов, то ласковых, баюкающих, то таинственных, то угрожающе-враждебных. Запоминается в конце частя поэ­тичная, несколько меланхоличная мелодия флейты на фоне зыбких, затухающих аккордов фортепиано – ощущение знойного марева над неподвижным, оцепеневшим зеленым океаном сельвы.

Иного настроения вторая и третья части (Joyeux, Emporte) – грациозная, игривая арабеска, бурлескный танец и низвергаю­щееся бурным, неудержимым каскадом звуков своеобразное «perpetuum mobile», которое начинается вдруг, без подготов­ки, и так же неожиданно обрывается. Заслуживают внимания синкопированные остинатные ритмы у фортепиано – типичный элемент народной бразильской музыки.

Последняя часть (Douloureux), с ее элегически-выразительной и очень своеобразной в ладовом отношении главной те­мой, неоднократно проходящей у разных инструментов, вос­создает, возможно, какую-то ритуальную церемонию бразиль­ских индейцев. Музыка этой части как бы рисует скорбно­-торжественную процессию, которая медленно и величественно приближается, проходит и исчезает на чуть слышных, «истаи­вающих» последних звучаниях инструментов.

* * *

Колоссальное наследие замечательного бразильского компо­зитора Эйтора Вилла-Лобоса, насчитывающее свыше тысячи произведений в самых разнообразных жанрах, не укладывает­ся в рамки какого-либо одного направления, и стиль его на протяжении более чем полувекового творческого пути не был единым. В ранний период творчества Вилла-Лобос испытал сильное влияние импрессионизма, определившего многие чер­ты художественного стиля, ставшие для него типическими пышная многоцветная гармония с обильным использованием хроматизмов и альтерированных созвучий; типично «импрес­сионистская» фортепианная фактура, чрезвычайно детализиро­ванная и изысканная; тонкий колорит оркестровки, часто с неожиданными, но всегда художественно оправданными сопо­ставлениями далеких по своей акустической природе тембров и с преимущественным предпочтением небольших инструмен­тальных составов.

Секстет (Sexteto Mistico) – одно из ранних сочинений Вил­ла-Лобоса, написанное задолго до появления его таких, став­ших всемирно известными произведений, как «Бразильские бахианы», цикл «Шорос» или сюиты «Мир ребенка», «Сиранды». Тем не менее в Секстете уже намечаются некоторые черты будущего характерного стиля бразильского мастера. Они про­являются в изысканных гармониях, своеобразных тембр сопоставлениях и неожиданных колористических эффекты: Особенно впечатляет в Секстете его импрессионистически-яркий средний раздел: бесконечно-долгая, тягучая, необычайно выразительная своей завораживающей «таинственностью» мелодия гобоя на фоне причудливых колыханий остинатного басового голоса, который попеременно ведут арфа, гитара, саксофон.

Павел Пичугин

 

 

Треклист

    • CD1
  • 1 Концерт для клавесина, флейты, гобоя, кларнета, скрипки и виолончели ре мажор: I. Allegro
    Григорий Хаймовский, Александр Корнеев, Альберт Зайонц, Владимир Тупикин, Марк Баранов, Виктор Симон (Мануэль де Фалья)
    02:51
  • 2 Концерт для клавесина, флейты, гобоя, кларнета, скрипки и виолончели ре мажор: II. Lento
    Григорий Хаймовский, Александр Корнеев, Альберт Зайонц, Владимир Тупикин, Марк Баранов, Виктор Симон (Мануэль де Фалья)
    04:58
  • 3 Концерт для клавесина, флейты, гобоя, кларнета, скрипки и виолончели ре мажор: III. Vivace
    Григорий Хаймовский, Александр Корнеев, Альберт Зайонц, Владимир Тупикин, Марк Баранов, Виктор Симон (Мануэль де Фалья)
    03:47
  • 4 Соната для флейты, гобоя, кларнета и фортепиано, соч. 47: I. Tranquille
    "Александр Корнеев, Альберт Зайонц, Владимир Тупикин, Григорий Хаймовский (Дариюс Мийо)
    07:19
  • 5 Соната для флейты, гобоя, кларнета и фортепиано, соч. 47: II. Joyeux
    "Александр Корнеев, Альберт Зайонц, Владимир Тупикин, Григорий Хаймовский (Дариюс Мийо)
    02:55
  • 6 Соната для флейты, гобоя, кларнета и фортепиано, соч. 47: III. Emporté
    "Александр Корнеев, Альберт Зайонц, Владимир Тупикин, Григорий Хаймовский (Дариюс Мийо)
    01:45
  • 7 Соната для флейты, гобоя, кларнета и фортепиано, соч. 47: IV. Douloureux
    "Александр Корнеев, Альберт Зайонц, Владимир Тупикин, Григорий Хаймовский (Дариюс Мийо)
    05:55
  • 8 Мистический секстет, W 131
    Александр Корнеев, Альберт Зайонц, Товмас Геворкян, Наталия Иванова-Крамская, Пётр Изотов, Ольга Эрдели (Эйтор Вила-Лобос)
    07:54
  • 9 Любовь-волшебница: No. 12, Танец любовной игры - No. 13, Утренние колокола (Бонус трек)
    Ирина Архипова, Арвид Янсонс, Большой симфонический оркестр Всесоюзного радио и Центрального телевидения (Мануэль де Фалья - Грегорио Мартинес Сьерра (На испанском))
    04:13