Классическая музыка 1939-1945 гг.

Классическая музыка 1939-1945 гг.

  • Номер в каталоге: MEL CO 0415
  • Запись: 1961–2018
  • Дата выпуска: 2020

«Музы и пушки»
Классическая музыка 1939–1945 гг.

Из фондов «Фирмы Мелодия»


«Когда говорят пушки, музы молчат» — с этой древней поговорки начинается статья в журнале «Times» за 1942 год, посвященная предстоящей премьере «Ленинградской» симфонии Дмитрия Шостаковича в США. Нет, музы никогда не молчали. Многие войны человечества запечатлены в искусстве, но ни одна не вызывала столь бурную реакцию в литературе, поэзии, музыке, живописи и кинематографе, как Вторая мировая.

«...О войне нельзя говорить словами. Даже если вы не пишете конкретно о войне, она все равно присутствует в творчестве художника, который был на фронте…» — эти слова были сказаны композитором Андреем Эшпаем спустя много лет после окончания войны. И в нынешнем столетии тема Второй мировой войны (для нас Великой Отечественной) по-прежнему актуальна в самых разных воплощениях.

Но тем острее звучат живые свидетельства, воплощенные в музыке по горячим следам, — а первые «военные» произведения (не только марши и песни, но и симфонии, оперы, камерные инструментальные циклы) появились в первые дни, недели, месяцы после ее начала! О войне писали композиторы, оказавшиеся на фронте и глубоком тылу, в блокадном Ленинграде, в лагерях военнопленных и в Терезиенштадте, в оккупированном Париже и далекой Америке…

Велико было значение музыки, запечатлевшей стойкость духа, героизм, твердую веру в победу человека над античеловеческим — таковы были Седьмая Шостаковича, «Симфония сопротивления» Онеггера, «Сказание о битве за русскую землю» Юрия Шапорина, «Симфония с колоколом» Арама Хачатуряна.... Будут жить в памяти поколений страдания «человека, оглушенного молотом войны» (как сказал Шостакович о своей Восьмой симфонии), увековеченные и в Шестой симфонии Ральфа Воан-Уильямса, в произведениях Мечислава Вайнберга, Арнольда Шёнберга и многих других.

«Почему-то все считают, что на такую войну надо отзываться пушками и барабанами… Я писал, как человек, чувствующий всю глубочайшую трагедию совершающегося и верящий в конечную победу правды своего народа» — так писал Мясковский о своей «Симфонии-балладе», начатой в июле 1941 года. Порой страшные события приводят к глубоким размышлениям о смысле бытия, ценности и значения человека — и тогда достаточно нескольких инструментов, как в «Квартете на конец времени» Оливье Мессиана, первыми слушателями которого стали французские военнопленные и охранявшие их немецкие солдаты. Предчувствуя войну, Рихард Штраус написал пацифистскую оперу «День мира», а весть об уничтожении Венской оперы под авиабомбами победителей вылилась в камерное ламенто «Метаморфоз» для скрипок.

В войну с особой остротой ощущалась «радость затишья» — светлые, лирические переживания помогали не потерять человечность, поддерживали нить воспоминаний, давали надежду. Именно в эти годы возникли и светлая «Золушка» Прокофьева, и хрустально чистая и в то же время глубоко печальная музыка «Концерта для голоса с оркестром» Рейнгольда Глиэра… Фольклорная терпкость «Славянского» квартета Виссариона Шебалина и «Летнего концерта» для скрипки Хоакина Родриго, сдержанный неоклассицизм молодых французских авторов (Андре Жоливе, Жана Франсе, Анри Дютийе), скупая графичность камерных опусов Пауля Хиндемита и мраморная отстраненность «Симфонии в трех движениях» Игоря Стравинского — и в этих произведениях мы, прямо или косвенно, слышим отзвуки величайшей трагедии двадцатого века.

В 75-летнюю годовщину окончания Второй мировой войны «Фирма Мелодия» предлагает цифровой альбом из произведений, написанных советскими и зарубежными композиторами в 1939–1945 годы. Это лишь малая толика музыки, сочиненной представителями разных стилей, национальных школ, поколений. Но в них запечатлена память человечества о преступлениях и подвигах, о страданиях и победах, о смерти во имя жизни. Память, о которой невозможно забыть.


Треклист