Мустай Карим: Долгое-долгое детство

  • Digital

Мустай Карим: Долгое-долгое детство

  • Номер диска в каталоге: MEL CO 0792
  • Дата выпуска: 1984

...Маленькая башкирская деревенька – домики покрытые соломой или дранкой, деревянный минарет. Вечереет. Вспыхивают на небе звезды, загораются огоньки в окнах. Стоит деревенька, прислушиваясь к тишине, в одном из уголков огромной земли. Чужая для миллионов, но единственная и родная для десятков ее жителей. Одного из них судьба уведет далеко от родного дома, но деревенька будет следовать за ним повсюду – ибо она в нем, в его душе, памяти. Разве можно забыть детство, проведенное здесь? Долгое, долгое детство, которое длится несколько лет и всю жизнь! И пусть навсегда останутся в памяти колыбель с лоскутным одеяльцем и деревянной лошадкой. Как символ самого истинного и вечного, как зов дома родного. И тогда снова и снова будет возвращаться человек в страну своего детства...
С первых же минут действия спектакля Централь¬ного детского театра «Долгое-долгое детство» зрителей охватывает глубоко лирическое, тре¬вожно-щемящее чувство от соприкосновения с памятью сердца.
Эта работа ЦДТ, результат совместного творчества москвичей и уфимцев, посвящена 60-летию образования СССР. Поэтичность, национальный колорит, пронизывающие повесть народного поэта Башкирии Мустая Карима «Долгое-долгое детство», по которой режиссер Рифкат Исрафилов (он же автор инсценировки) осуществил постановку, бережно привнесены в спектакль. А лейтмотив пьесы, проходящий рефреном через все действие, – пока живые, все люди живут, после же смерти остаются только хорошие – становится напутствием для юных. Мустай Карим говорит о своих героях:
«Они – чудаковатые, странные, неугомонные, наивные... Жизнь их чуть-чуть выше нашей каждодневной жизни, чуть-чуть, может быть, смешней и чуть-чуть трагичней. Терпимее и милосерднее они друг к другу тоже немного больше обычного; обвинять, осуждать кого-то не спешат. И смерть, и счастье эти люди принимают с достоинством. От радости не скачут, с горя не сгибаются.
Может, кто и спросит: «Неужели в вашем ауле только такие люди жили?» – так я отвечаю заранее:
– Я видел только таких. Других как-то не запомнил».
Повествование ведется от первого лица. Образ Поэта, его размышления о жизни, пропущенные через призму воспоминаний детства, соединяют в единое целое разрозненные, но важные с точки зрения становления личности героя эпизоды. Целая галерея образов проходит перед зрителями, придавая действию эпическую широту. Мудрая Старшая мать (народная артистка Таджикской СССР Галина Степанова) и деревенский весельчак Талип (заслуженный артист РСФСР Владимир Калмыков), драматическая фигура Асхата (Юрий Захаренков) и образы влюбленных Ак-Йондоз (Елена Новикова) и Марагима (Владимир Рулла). Каждый персонаж – неповторимый, единственный в своем роде характер, вобравший в себя национальные черты и выражающий время, в котором живет. На примере одной семьи зрители узнают о жизни башкирского народа. И естественно возникает мысль о единении всех народов нашей огромной страны. Народов, строящих светлое будущее и отстаивающих завоевания социализма в битве с фашистскими захватчиками. Недаром центральное место в драматургии постановки занимает рассказ об общей беде советских людей – войне с фашизмом.
В «Долгом-долгом детстве» тон всему спектаклю, его интонациям сообщает фигура Поэта. Именно Поэт начинает действие, комментирует его, завершает. Народный артист РСФСР Геннадий Печников ведет роль сдержанно, с большим внутренним тактом, образ Поэта как бы высвечен изнутри мягкой грустной улыбкой актера. Он, автор и рассказчик, на первый взгляд не судит героев, не выносит оценок происходящему. Он живет на сцене, и его иногда незаметное присутствие придает действию философскую глубину, а слова, оброненные тихим голосом, громом отдаются в сердцах зрителей.
Нельзя без волнения смотреть сцену прощания Старшей матери (прекрасная работа Галины Степановой!) на пороге последней черты. Постановщику удалось в хорошем смысле слова театрализовать древний национальный обычай, возведя действие до уровня высокого эмоционального накала.
Создатели постановки нашли естественные способы переходов от улыбки к философской задумчивости, от радости к горьким переживаниям. В этом смысле можно говорить о полифоничности спектакля в целом. Совместный труд двух театральных коллективов – русского и башкирского – завершился рождением интересной, яркой и глубокой работы.

Евгения Грандова
(Из статьи «Добрая страна детства».
«Учительская газета», 14 октября 1982 г.)

Треклист

  • 1 Два берега у судьбы 
    Геннадий Печников, Оркестр Центрального детского театра (Рим Хасанов - Мустай Карим, Рифкат Исрафилов)
    03:40
  • 2 Сам и бражка два вершка 
    Александр Соловьёв, Юрий Захаренков, Евгений Дворжецкий, Владимир Калмыков, Галина Степанова, Владимир Калмыков, Оркестр Центрального детского театра (Рим Хасанов - Мустай Карим, Рифкат Исрафилов)
    08:46
  • 3 И надо же было такую жизнь испортить 
    Геннадий Печников, Александр Соловьёв, Владимир Василенко, Евгений Дворжецкий, Валерий Панарин, Владимир Калмыков, Оркестр Центрального детского театра (Рим Хасанов - Мустай Карим, Рифкат Исрафилов)
    05:59
  • 4 Не плачь, Старшая мать 
    Александр Соловьёв, Галина Степанова, Юрий Захаренков (Рим Хасанов - Мустай Карим, Рифкат Исрафилов)
    05:33
  • 5 Жизнь пошла своим чередом 
    Геннадий Печников, Галина Степанова, Джемма Осмоловская, Валерий Панарин, Виктор Цымбал, Владимир Василенко, Александр Хотченков, Николай Ферапонтов, Олег Михайлов, Оркестр Центрального детского театра (Рим Хасанов - Мустай Карим, Рифкат Исрафилов)
    06:19
  • 6 Много судеб кострами отгорело 
    Геннадий Печников, Александр Соловьёв, Виктор Цымбал (Рим Хасанов - Мустай Карим, Рифкат Исрафилов)
    03:06
  • 7 В самый канун Сабантуя 
    Геннадий Печников, Галина Степанова, Владимир Калмыков, Пётр Подъяпольский, Владимир Рулла, Джемма Осмоловская, Оркестр Центрального детского театра (Рим Хасанов - Мустай Карим, Рифкат Исрафилов)
    05:52
  • 8 Но они сами не дали забыть 
    Геннадий Печников, Александр Соловьёв, Елена Новикова, Владимир Рулла, Галина Степанова, Оркестр Центрального детского театра (Рим Хасанов - Мустай Карим, Рифкат Исрафилов)
    08:36
  • 9 Только много-много лет спустя 
    Геннадий Печников, Галина Степанова, Джемма Осмоловская, Александр Соловьёв, Владимир Василенко, Оркестр Центрального детского театра (Рим Хасанов - Мустай Карим, Рифкат Исрафилов)
    08:48
  • 10 Как раз настала пора жать рожь 
    Геннадий Печников, Александр Соловьёв, Николай Ферапонтов, Владимир Калмыков, Альвиан Фомин, Пётр Подъяпольский, Владимир Рулла, Елена Новикова, Татьяна Шатилова, Татьяна Надеждина, Анна Обручева, Екатерина Краснобаева, Оркестр Центрального детского театра (Рим Хасанов - Мустай Карим, Рифкат Исрафилов)
    13:01
  • 11 Я был свидетелем большого, душу выстуживающего горя 
    Геннадий Печников, Владимир Рулла, Владимир Калмыков, Елена Новикова, Юрий Захаренков, Пётр Подъяпольский, Наталья Платонова, Евгений Дворжецкий, Татьяна Надеждина, Валерий Панарин, Джемма Осмоловская, Оркестр Центрального детского театра (Рим Хасанов - Мустай Карим, Рифкат Исрафилов)
    10:57
  • 12 Ну вот уже и с войны много лет миновало 
    Геннадий Печников, Юрий Захаренков, Оркестр Центрального детского театра (Рим Хасанов - Мустай Карим, Рифкат Исрафилов)
    08:14
  • 13 Когда-то ещё подростком 
    Геннадий Печников, Оркестр Центрального детского театра (Рим Хасанов - Мустай Карим, Рифкат Исрафилов)
    02:23